Комментарии к статье о комплексе «Шаглино»

17.05.2016

10 мая 2016 года в газете «Новый Петербург» появилась статья о том, что «под Гатчиной возникнет современный производственный кластер».

Статья не содержит каких-либо конкретных сведений и фактов, поэтому все нижесказанное транслируется исключительно на основе логических размышлений.

О чем нам хотят сказать, и почему это кажется неправдоподобным

Основная идея статьи состоит в том, что инвестор планирует вложить деньги в промышленный комплекс по переработке отходов, но пока не определился, что именно будет производиться на этом предприятии и с использованием каких технологических циклов. Фактически, автор статьи говорит своим читателям: «Мы не будем ничего сжигать и устраивать свалку. Вам этого должно быть достаточно, доверьтесь нам в остальном».

Поскольку инвесторы еще не определились с технологиями и будущей продукцией, то они не могут просчитать себестоимость своего производства и, соответственно, тарифы, по которым будут работать. Если не известны тарифы, то и не известно, захочет ли кто-нибудь сдавать на это предприятие отходы, т.е. нет гарантированных потоков исходного сырья для мусоропереработки. Особенно, если учесть, что у будущего предприятия «под боком» находится официально работающий полигон «Новый Свет – Эко», имеющий в своем распоряжении аналогичное производство по сортировке смешанных отходов с приемлемыми для населения тарифами.

Или нам где-то чего-то не договаривают, или «Селект Энерджи» готов инвестировать, сам не зная во что. Читая нижеследующую цитату, склоняешься к первой версии: «…Отходы, поступающие на мусороперерабатывающий завод, после их переработки будут реализовываться сторонним предприятиям в виде вторичного сырья или готовой продукции, то есть вывозиться обратно с территории поселения. Что не приведет к росту гор мусора, как на полигоне ТБО».

Если уже известно, что на предприятии будет производиться ликвидная продукция, то почему же не говорят, какая именно? И зачем экологически безопасному производству нужны земли промышленного назначения с самым высоким классом опасности?

Теперь немного отвлечемся от «Селект Энерджи» и посмотрим вокруг. Ни в Санкт-Петербурге, ни в Ленинградской области не только не налажен раздельный сбор отходов, но даже и нет официальных обещаний от властей, что он будет внедряться. Следовательно, любые крупные инвестиции в мусоропереработку подразумевают работу со смешанным мусором. К чему это может привести?

Вся Европа идет по пути максимального разделения отходов в местах их образования. Первичным сырьем Европа не богата, и с годами отрасль вторичной переработки ЕС стала, в буквальном смысле слова, конкурировать за отходы с предприятиями по выработке энергии из мусора. Примером может служить Швеция, где настолько высок уровень раздельного сбора и переработки отходов, что мощности действующих МСЗ недозагружены.

Теперь подумаем, возможна ли такая ситуация, когда все поступившие на такой мусороперебатывающий завод отходы будут вывозиться с территории поселения?

Сортировка смешанных отходов низкоэффективна и позволяет извлечь не более 18% вторсырья от общего объема поступивших отходов. Остальное на предприятиях такого технологического цикла превращают в твердое топливо для специализированных видов промышленности (как правило, цементной) и почвогрунт.

Твердое топливо из отходов предполагает в нем наличие большого количества полимеров (наиболее теплотворных фракций), а сжигание полимеров наносит непоправимый вред окружающей среде. Почвогрунт состоит из большого количества органики, перемешанной с мелкими фракциями всех остальных видов отходов, которые невозможно извлечь с помощью автоматизированной сортировки. Почвогрунт – товар неликвидный и нигде не востребованный, кроме рекультивации самих же полигонов, т.к. загрязнен примесями токсичных отходов.

На аналогичной станции сортировки при полигоне «Новый Свет – Эко» расклад примерно такой:

  • 18% – вторсырье (фактически меньше, но будем верить),
  • 25% – твердое топливо RDF,
  • 25-30% техногенный почвогрунт
  • и остальное – «хвосты».

Теперь, размышляя логически, представим себе, что на будущий технокомплекс «Шаглино» поступают отходы в количестве 1 млн. тонн в год. Даже самая передовая сортировка позволит извлечь не более 180 тыс. тонн вторсырья, ну, из порядка 250 тыс. тонн произведут RDF (если повезет, то продадут и вывезут, не повезет – будут искать возможность сжигать на месте). Но остальные 570 тыс. тонн отходов, не являющихся продукцией, надо будет тоже куда-то деть. Возникает следующий вопрос: куда они денутся, если продать их невозможно, а на территории технопарка их обещают не оставлять?

Кстати, цементная промышленность Ленобласти пока не заинтересовалась RDF от «Нового Света» ввиду его низкого качества. Попытка пристроить свое топливо RDF для отопления населенных пунктов в Лужском районе не увенчалась у производителя успехом, так как по заключению рабочей группы при Экологическом совете при губернаторе ЛО данное топливо не является экологически безопасным видом топлива.

А теперь самое интересное: что говорит закон?

А закон 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» говорит, что снижение класса опасности отходов в местах их образования – более приоритетное направление государственной политики по обращению с отходами, чем их дальнейшая утилизация и обезвреживание. Переводя на понятный язык – раздельный сбор отходов как способ обращения с отходами более приоритетен, чем утилизация и обезвреживание.

Поэтому политика правительства Ленобласти должна быть направлена, прежде всего, на стимулирование внедрения раздельного сбора отходов, а не на развитие сортировок смешанного мусора. Сначала давайте соберем вторсырье раздельно, а потом уже досортируем оставшееся и отправим все на переработку.

Поощряя же автоматизированную сортировку смешанных отходов, правительство Ленобласти:
а) не закладывает основы для цивилизованного обращения с отходами и создает предпосылки для уничтожения ресурсов через технологии термического обезвреживания, в т.ч. сжигания;
б) не дает населению возможности экологически просвещаться и повышать уровень своей культуры обращения с отходами;
в) фактически нарушает действующее законодательство.

Как было бы правильно и для всех хорошо

При правильном подходе к внедрению раздельного сбора через несколько лет не менее 50% отходов могут вернуться в хозяйственный оборот в виде вторсырья. Уделив внимание раздельному сбору и переработке пищевых отходов, которые составляют порядка 30% от общего объема образующихся отходов, правительство региона обеспечило бы народное хозяйство не малопригодным почвогрунтом, а качественным компостом и биогазом.

В условиях низкой привлекательности для инвесторов отходоперерабатывающей отрасли вызывает глубокое сожаление то обстоятельство, что полная энтузиазма компания «Селект Энерджи» хочет вложить деньги в бесперспективную с точки зрения здравого смысла и законодательства схему обращения с отходами.

Пора уже посмотреть правде в лицо и сказать всем россиянам, что не может быть комплексной переработки смешанных отходов. Что переработка отходов подразумевает работу с раздельно собранным вторсырьем, а автоматизированные комплексы следует использовать для досортировки вторсырья, собранного в «одно ведро». Тогда будет и экономически эффективно, и экологически безопасно, и в соответствии с действующим законодательством.

На территории в 73 га можно построить отличный техноэкопарк с досортировкой вторсырья, его дальнейшей обработкой и даже отдельными элементами утилизации (производством продукции с использованием вторсырья).

Напоследок хочется попросить руководство «Селект Энерджи» выложить для всеобщего доступа и ознакомления концепцию создания индустриального парка «Шаглино». Только открытость, прозрачность и возможность общественного обсуждения проекта смогут обеспечить истинную поддержку всех разумно мыслящих граждан.

Авторы: Анна Гаркуша, Татьяна Нагорская


БЛИЖАЙШАЯ АКЦИЯ