О безопасности мусоросжигания забыли спросить у Биосферы

13 февраля 2017 г. вышла статья Надежды Алексеевой «Новый подход к отходам: какие современные способы утилизации мусора востребованы в России». К сожалению, в ней не нашлось места разным мнениям, и представлена только позиция тех, кто не видит вреда от строительства мусоросжигательных заводов. Надеемся, наше изложение поможет читателям посмотреть на проблему и с другой стороны.

Утилизация vs. обезвреживание

Невзирая на то, что основной закон, регулирующий сферу обращения с отходами в РФ, а именно Федеральный закон N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», определяет термины и четко разграничивает понятия «утилизация» и «термическое обезвреживание», все без исключения чиновники, начиная с министров и их заместителей, а затем и все остальные лоббисты мусоросжигания манипулируют сознанием населения, рассказывая о безопасности и эффективности будущих мусоросжигательных заводов (МСЗ), перемежая свои рассуждения словосочетаниями «возведение … объектов термической обработки отходов», «завод с … мусоросжигательными линиями способен утилизировать», «строительству заводов по тепловой утилизации ТБО» и т.д.

Напомним, что N 89-ФЗ закрепил иерархию способов обращения с отходами и поставил утилизацию отходов выше, чем их термическое обезвреживание, в т.ч. сжигание.

По мнению законодателей,
«утилизация отходов – использование отходов для производства товаров (продукции), выполнения работ, оказания услуг, включая повторное применение отходов, в том числе повторное применение отходов по прямому назначению (рециклинг), их возврат в производственный цикл после соответствующей подготовки (регенерация), а также извлечение полезных компонентов для их повторного применения (рекуперация) <...>
обезвреживание отходов – уменьшение массы отходов, изменение их состава, физических и химических свойств (включая сжигание и (или) обеззараживание на специализированных установках) в целях снижения негативного воздействия отходов на здоровье человека и окружающую среду».

Как можно увидеть невооруженным глазом, утилизация никак не равна сжиганию и даже противоречит ему. Постоянно упоминая, что на МСЗ будет осуществляться утилизация отходов, высокопоставленные чиновники либо демонстрируют свою профессиональную неграмотность, либо откровенно пытаются обмануть население.

Тем не менее, в статье Надежды Алексеевой можно найти и правдивые факты. Например «Всерьез проблемой уничтожения отходов никто ранее не занимался». От этой-то правды и будем отталкиваться. Вместо того чтобы взять курс на утилизацию как наиболее предпочтительный способ обращения с отходами, предполагающего возврат отходов в хозяйственный оборот, чиновники всерьез взялись за их уничтожение.

В статье ретранслируются «арифметические ошибки» от Сергея Иванова о том, что «современные мусоросжигательные предприятия утилизируют ТБО с нулевым выбросом вредных веществ в атмосферу, степень очистки достигает 90-95%». Оставшиеся 5-10% веществ, небрежно приравненные к нулю, и есть самые трудноуловимые и самые опасные супертоксиканты.

Автор приводит в пример Германию, которая даже от ядерной энергетики отказалась, а мусор-то все жжет и жжет... А тем временем в своем Коммюнике от 26 января 2017 г. Европейская комиссия предписывает не строить мусоросжигательные мощности в тех городах и странах, где они отсутствуют до сих пор, и не поддерживать уже действующие. Хочется обратить внимание, что страны ЕС прошли огромный путь, испробовав разные подходы к решению проблемы мусора. В Европе принята такая же иерархия способов обращения с отходами, как и в России, и российскому правительству следует прислушаться к выводам европейцев, а не тиражировать чужие ошибки.

Мнения экспертов

Удивителен и выбор экспертов для попытки разобраться в проблеме: оба опрошенных высказались за уничтожение отходов путем мусоросжигания.

Один из них, узкий специалист, химик, старший научный сотрудник химического факультета МГУ Юрий Крутяков, очень грамотно рассказал о химических процессах, протекающих при мусоросжигании. «В том случае, если строго соблюдаются все производственные регламенты, включая своевременное техобслуживание и замену элементов системы газоочистки, выдерживаются строгие требования к организации санитарно-защитных зон, можно сказать, что мусоросжигающие заводы относительно безопасны с точки зрения вредных выбросов». При этом ключевые слова – «относительно безопасны».

От строительства именно таких, относительно безопасных, МСЗ Евросоюз и решил воздержаться. Г-н Крутяков не комментирует другие побочные «эффекты» мусоросжигания: ни факт уничтожения отходов, ни неизбежную конкуренцию между мусоросжиганием и отраслью вторичной переработки сырья, ни прожорливый «зеленый» тариф на энергию от сжигания мусора… Такие комментарии хорошо было бы получить от представителей компаний, испытывающих дефицит вторсырья для переработки, от экспертов энергетической отрасли, констатирующих профицит мощностей во многих регионах. Но их позицию в статье не осветили.

Серьезные опасения вызывает судьба российской природы, Общество по охране которой возглавляет господин Гракович, ратующий за мусоросжигание. «То, что предлагает Greenpeace, – путь в никуда. Биосфера нам не простит, если мы будем ждать момента, когда в России начнут массово сортировать мусор. Мы ещё лет 20 не выйдем на раздельный сбор отходов. В той же Швейцарии к этому шли около 50 лет», – добавил он.

Надо отметить, что его вялые аргументы не новы. И 15 лет назад чиновники жаловались, что раздельный сбор отходов – это долго, и десять лет назад, и пять лет назад… Вот уже скоро пресловутые два десятка лет пройдут, а мы даже и не начали… Зато у нас появилась «волшебная таблетка» для уничтожения мусора – мусоросжигательные заводы. Простит ли Граковича Биосфера – неизвестно, а вот уничтожение невозобновляемых полезных ископаемых – точно дорога в никуда.

Нельзя обойти вниманием и скандальный доклад А.Ф. Малышевского по обоснованию выбора оптимального способа обезвреживания ТБО жилого фонда, на который ссылается журналистка. Доклад был разработан в 2012 г. под эгидой Росприроднадзора, не был поддержан общественностью и экспертами, а после его публикации глава Росприроднадзора г-н Кириллов покинул свой пост. В настоящее время некорректно ссылаться на этот доклад, так как он разрабатывался на устаревшей законодательной базе и не учитывает изменения, внесенные в N 89-ФЗ в конце 2014 года.

Приведенные обоснования в пользу выбранной технологии прямо противоречат государственной политике в сфере отходов: «В документе сообщается, что такой метод утилизации мусора не предполагает его предварительной обработки, а это является важным фактором для стабильности протекания реакции. Для того чтобы осуществить полное дожигание, в колосниковых топках используется природный газ: это позволяет добиться необходимой температуры». Во-первых, отсутствие предварительной обработки мусора означает отказ от предварительной его сортировки, как в местах образования, так и на самом МСЗ, что полностью исключает возврат вторсырья в хозяйственный оборот. Во-вторых, требуя от Правительства введения «зеленого» тарифа на дорогую, но «якобы возобновляемую» мусорную энергию, лоббисты мусоросжигания предлагают технологии, в которых используется природный (невозобновляемый) газ, чтобы лучше горело.

* * * * *

В общем и целом, затрагивая важнейшие экологические и экономические аспекты принимаемых в сфере обращения с отходами решений, автор раскрывает их однобоко и неглубоко, игнорируя мнение тех, кто непосредственно участвует в процессах сбора и утилизации отходов; выставляя противников применения мусоросжигательных технологий как неких «зеленых», в то время как это такие же граждане своей страны, рассчитывающие на реализацию своего конституционного права на благоприятную окружающую среду.

В статье не раскрываются ни возможные перспективы сокращения рабочих мест в результате конкурентной борьбы мусоросжигания и отрасли вторичной переработки, ни завуалированное субсидирование государством мусорной энергии в ущерб реальным ВИЭ, ни парадоксальное стремление реализовывать иерархию обращения с отходами, переворачивая ее с ног на голову.

Статью подготовили: Анна Гаркуша, Татьяна Нагорская, Софья Климова

БЛИЖАЙШАЯ АКЦИЯ